Осенним утром

Солнце еще не успело осветить лица, как мое тело лениво встало и пошло собираться на пары. Потягивания и зарядка в этот раз не помогли, сонливость решительно брала верх в борьбе с бодростью. Что-то покушал, как-нибудь почистил зубы и вышел на автобусную остановку, конечной целью которой, является – университет. В двери главного корпуса на этот раз входило подозрительно мало людей, а по дороге в аудиторию я так и не встретил никого из однокурсников. Подошел к деканату, прочел расписание на сегодня и ударил себя по голове: «Балбес, тебе же вчера миллион раз говорили, что первой пары нет!».

Идти в университетскую библиотеку желания не было, шляться по улицам – слишком холодно. В итоге решил пойти в пиццерию-бистро, под интересным названием «Час поїсти» (Время покушать). Там удобные диванчики, ненавязчивые официанты и идти, всего-то навсего, 2 минуты.

На вывеске у двери оказалось, что заведение открывается только через час. Но неведомая сила потянула меня внутрь и я сел за столик. Официантки сразу же обратили на меня внимание, но, толи я слишком хорошо им улыбнулся, то ли до них не дошло, что пиццерия еще закрыта, но мне никто ничего не сказал. Подошел к кассе, заказал пиццу и томатный сок (очень уж они подходят друг-другу).

Через 10 минут мне принесли пиццу. Из-за ленивой походки официантки и сонливых, усталых глаз  я искренни почувствовал себя виновным за то, что заставил человека в такую рань работать. Пицца оказалась необычайно вкусной, как для восьми утра. Чай заказывать не хотелось, да и после того, что дал мне попробовать Никита, остальные чаи кажутся какими-то…  неполноценными, что ли.

Атмосфера в пиццерии навеяла мне какое-то романтическое настроение и, хотя до начала второй пары оставалось 45 минут, я все же вышел прогуляться. Сразу же бросилась в глаза женщина, которая открывала двери своего магазина. Она стояла в замороженном положении, поставив руку на дверную ручку, и минуту не двигалась. Только когда я близко возле нее прошел, она как-то встрепенулась, задвигалась. Проснулась, в общем.

Спускаясь вниз, к памятнику Шевченка, я словил себя на мысли, что только что пронзительно и всем естеством почувствовал городскую суету. Когда ты вроде бы являешься частичкой, механизмом глобальной системы человечества, а с другой – кому ты по-настоящему нужен, кроме нескольких, действительно близких людей? И зачем мы делаем столько ложных и неестественных движений, вместо того, чтобы полностью отдаться людям, которых волнует твоя судьба?

И пока я мечтательно шел по улице, в меня, столь же мечтательно, двинулся человек, очень маленького роста, 120 см, не больше. Поначалу не обратил внимание, но когда обернулся, и встретился с ним взглядом, сразу же вспомнилась одна история.

Как-то мы с партнером по теннису, перед тренировкой сидели в той же пиццерии. И к нам подошел этот маленький человек, поставил какие-то рекламные  листовки на стол, и ушел. А потом вернулся, подсел и просто так, несмотря ни на что, начал рассказывать о своей жизни. О том, как его в детстве пьющий отец выгнал из дома. О том, как друзья заставили украсть мотоцикл и что потом ему пришлось пережить. О том, как пьяный бомж связал его, намазал губы спиртом и изнасиловал.

Все это за мгновение промелькнуло у меня перед глазами, и я как-то поспешно спросил:

-Здравствуй, как жизнь?

— Привет, ничего не поменялось. А у тебя?

— Ничего не поменялось. Решительно ничего.

Развернулись, и ушли , топтать свою жизненную тропинку.

Я пришел в университет, зашел в аудиторию, задумчиво отсидел одну пару. И… все это  показалось мне таким незначительным…