Та, с кем Я

Темно. Судя по всему, скоро утро, ведь уже несколько часов в комнатах тишина, а тумбу со мной никто не открывал продолжительное время. Но вдруг слышится шорох, кто-то набирает воду и ставит чайник на плиту. Меня достают из тумбы и ставят на стол. Пока чайник медленно возбуждается, этот «кто-то» открывает окно и всматривается в небо. Что он хочет там увидеть?

Чайник достигает оргазма, я слышу, как наполняется водой посуда для заварки и меня вместе с ней уносят в комнату, освещенную монитором компьютера. В спешке кладут на стол и начинают печатать. Только сейчас мне удается взглянуть ему в глаза: грустные, но в тоже же время оживленные. Текст на мониторе увеличивается в объеме, его пальцы поспешно что-то печатают, не обращая внимания на ошибки. В этом деле, главное не потерять мысль, остальное — редактируется позже. Статья, которую он пишет, называется «О людях«. Видно, что парня что-то задело за живое, в черно-белые строки вкладывается душа. И тут в меня заливается вода, я наполняюсь до края. Сейчас он выпьет успокаивающий и создающий приятное настроение зеленый чай. В отличии от коллег, мне с ним повезло. Чертовски приятно ощущать в себе теплый, ласкающий чай, а не ошпаривающий кипятком кофе, после которого тебя еще и моют жестковатой мочалкой. Я прикасаюсь к его губам, отдаю частичку себя и снова оказываюсь на столе. По тому, как быстро он это сделал, видно, что он серьезно увлечен.

Чаще всего я встречаюсь с ним ночью, и почти всегда — возле компьютера. На кухне он пьет чай крайне редко, сказывается его фанатизм в эффективном управлении временем. Меня всегда интересовало, почему он пишет статьи именно ночью? Быть может, в это время ему не режет глаза суета и только в это время он чувствует себя защищенным? Или он, как мочалка, весь день вбирает в себя эмоции и специально, в конце дня, вулканически их извергает? Мне иногда кажется, что только ночью он становится тем, кем действительно хочет себя видеть. И это обвораживает.

А вот утро, с ним, я не люблю. Почти всегда — молчалив, торопиться окунуться в мир приключений и чаще всего, забывает допить чай до конца. Мне иногда кажется, что утро он любит только летом, а во все остальные сезоны — он с радостью удалил бы этот промежуток времени из своей жизни. Помню, как еще заспанный, но в хорошем настроении он выходит на улицу, садится со мной на сходы и смотрит на солнце, с наслаждением принимая его лучи. В эти моменты кажется, что он счастлив.

Вообще, чай он не любит. Так же, как и кофе, капучино и все остальное, что иногда в меня заливает. Я почему-то уверенна, что гораздо больше его привлекает сам процесс чаепития и возможность сконцентрироваться, перевести дух и сделать небольшую остановку. Если бы меня не существовало, он, наверняка бы курил, или ел семечки, или собирал кубик-рубик, неважно. Некоторые ошибочно полагают, что чаепитие вместе с ним — это хорошая возможность откровенно поговорить по-душам. Я же вижу, что в это время он не замечает даже меня, углубляясь в свои мысли, превращая все остальное  в незначительный фон.

Вместе с ним, я практически никогда не бываю в тишине. Сейчас в колонках играет «Прелюдия» Фредерика Шопена, а до этого — «Вторая соната» Бетховена. В моменты, когда он анализирует сайты или просто работает — частенько играет Electro House. Наиболее сильно я люблю моменты, когда он создает себе настроение: тогда меня окутывает релаксирующей музыкой Macy Gray, Ingrid Michaelson и Патрисии Каас. И я никогда не понимала, как этот контраст интересов укладывается в его голове.

Я не могу быть уверена, что знаю его хорошо. Но чувствую, что знаю его таким, каким он есть на самом деле. И от этого становится еще теплее…